Новости

Солистка группы REFLEX Ирина Нельсон раскрыла секреты в интервью НГС

Звезда группы Reflex приехала на «Народную премию НГС» и рассказала, чем занимается в последнее время

Обворожительная Ирина Нельсон из группы Reflex словно застыла в одном возрасте: единого мнения о дате ее рождения нет до сих пор, но женщина выглядит удивительно молодой и энергичной. В конце августа Ирина Нельсон приехала в Новосибирск на «Народную премию НГС». Корреспондент NGS.RU Илья Калинин встретился с Нельсон перед ее выступлением на сцене оперного и расспросил о тайнах и слухах, которые окружают певицу.
Ирина Нельсон (Тюрина — по мужу, Терёшина — по отцу) — музыкант, продюсер, лидер группы Reflex. В прошлом — певица Диана и солистка новосибирской группы «Электроверсия». Поп-звезда родилась в Барабинске 19 апреля 1962-го или 1972 года (в «Википедии» указан 1972 год, но эта дата оспаривается). Обладательница многочисленных музыкальных наград и медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Дипломированный преподаватель йоги.

Побег из Барабинска

Вы родом из Барабинска, что помните из барабинского детства?

— Конечно, самый яркий момент, когда я для себя решила покинуть этот провинциальный городок и переехать, как мне тогда казалось, в гигантский город Новосибирск. Такой многолюдный, такой притягивающий своей неизвестностью, своей перспективой. И я очень хотела поступить в Новосибирское музыкальное училище, далее — в консерваторию. Мама была против, она не хотела, чтобы я покидала семью. И в тот день, когда я завела будильник на поезд, она ночью тихонечко сняла с завода будильник в надежде, что я просплю. Но в последний момент что-то или кто-то меня разбудил — видимо, боженька хотел, чтобы я уехала. И я просыпаюсь буквально за пять минут до выхода, хватаю чемодан свой полусложенный, бегу на поезд и запрыгиваю в вагон. Таким образом, я приехала на экзамены [в музыкальное училище], сдала их и прошла великолепно. И оказалась в городе своей мечты.

Давно были в Новосибирске последний раз?

— Недавно была. Я по клубам приезжаю выступать: много частных, закрытых концертов. Всегда наблюдаю за развитием родного города. У меня здесь много знакомых — как официальных лиц, так и друзей, родственников. И Новосибирску пророчат в будущем быть столицей России. И я вижу: тенденции есть.

На малой родине давно были?

— В Барабинске? Давно… Мечтаю побывать, пока еще живы представители старшего поколения моих родственников. Я бы хотела еще какие-то справки по моему роду навести. Потому что, когда мы были маленькими, мы не интересовались этой темой совсем.

А род ваш из Барабинска?

— Нет, конечно. Многие съехались сюда из других регионов, кто-то был сослан.

О чем в детстве мечтали?

— Эти мечты обрисовывались вокруг музыки. Я еще точно не понимала, кем буду: думала, что поступлю в театральный институт на отделение звукорежиссера. Я мыслила себя где-то рядом с музыкой. Действительно, так и произошло, хотя я меняла много имиджей, много направлений. Начала я с классической музыки, но до того, как начала обучаться классической музыке, я слушала рок и джаз. Мне судьба дала возможность соприкоснуться с большим количеством разной музыки: обучаясь в училище на фортепьянном отделении, я стала солисткой джазового оркестра — руководителю джазового оркестра понравился тембр моего голоса. Окончив музыкальное училище, я встретилась с Вячеславом Тюриным, который привел меня в поп-музыку. Таким образом я переместилась в Москву, и мы сделали два таких звездных проекта, как Диана и Reflex. Потом я поехала в Америку и записала там англоязычную пластинку. Затем стала работать с духовной музыкой — записала несколько мантр и баджанов (индийские религиозные песни. — Прим. ред.). Сейчас готовлю пластинку мантровой музыки на санскрите.

А был какой-то период в жизни, который хотелось бы вычеркнуть из биографии? Вот группу «Электроверсия» вы не назвали, хотя известно, что изначально в ней были.

— Да, кстати! (Смеется.) Наверное, можно и включить в этот список — с нее всё и начиналось. Давно уже перестала из своей жизни вычеркивать какие-то периоды, хотя у меня были такие моменты, которые я вспоминала как неудачные, неприятные. А потом, когда писала свою книгу (автобиография Ирины Нельсон «Люблю» издана в 2020 году. — Прим. ред.), я перестала испытывать обиды и поймала себя на мысли, что ко всем неудачам и ошибкам стала относиться совсем по-другому. Я начала их воспринимать как учителей, как то, что научило меня быть сильной и крепкой.

Отрефлексировали, скажем так.

— Да-да-да. И сейчас я благодарю людей, которые встречались на моем пути и чинили мне сложности и препятствия. Просто они даже не подозревают, что…

Закалили вас?

— Да, что сделали большую благость в моей жизни. (Улыбается.)

Секрет 30-летних отношений с мужем

В 2022 году 30-летняя годовщина вашей совместной жизни с Вячеславом Тюриным. Есть какой-то личный, скажем так, бытовой секрет продолжительных отношений? Тем более вы вместе всегда: и дома, и на работе.

— Моя любовь к философии, к чтению священных писаний, изучение ведических писаний дали мне возможность научиться воспринимать всё правильно. Ведь все взаимоотношения рушатся почему — потому что люди предъявляют очень много претензий не себе, а внешнему миру. А внешний мир — это зеркало нашего внутреннего мира: все обстоятельства, все люди, которые приходят в нашу жизнь, они лишь как экзамен проверяют нас, насколько мы готовы совершенствовать себя. И когда я поняла эту мудрость… Ведь наш брак [с Вячеславом Тюриным] тоже был на грани. Мы готовились к расставанию, и я думала на тот момент, что делаю правильное решение. А потом решила отмотать события назад и проверить: везде ли я была корректна, правильно ли себя вела, всегда ли понимала [Вячеслава]? Ведь, если человек предъявляет претензии, значит он как-то по-другому видит ситуацию. Я встала на его позицию и посмотрела на ситуацию его глазами. И я очень многое пересмотрела. Вызвала Славу на разговор и сказала, что мы так много принимаем каких-то необдуманных решений, потому что не уделяем достаточного времени, чтобы выслушать друг друга, чтобы услышать о мечтах, о том, как другой представляет собственное счастье, что он вообще хочет, совпадают ли наши желания и являемся ли мы единомышленниками. Мы очень мало оглашали свои желания, очень мало говорили по душам, а больше суетились по работе. И это была большая ошибка.

То есть главное — уметь выслушивать другого человека и вставать на его позицию?

— Совершенно верно. И нужно у него спрашивать: а что тебе не нравится? Что тебе во мне не нравится? Может, ты хотел бы что-то? И он тебе всё скажет. Не нужно что-то доказывать, устраивать битвы, нужно просто сесть и выслушать другого.

Вы всегда спокойно рассуждаете о своем возрасте, но с точной датой вашего рождения не всё понятно: где-то написано, что вы 1972 года рождения, где-то обозначен 1962 год. Как на самом деле?

— Мы специально не оглашаем возраст, потому что, во-первых, интересно смотреть предположения других, а во-вторых, в поп-музыке очень много людей, которые своим поведением, скажем так, некорректны. Часто они, обладая точными сведениями о тебе, формируют информационную негативную среду. И вот, чтобы, так сказать, избежать негатива, мы и не говорим точно. Пусть люди догадываются и сами строят предположения. Всегда интересно, как люди видят эту картину.

Даже если взять любую из этих дат рождения, вы фантастически выглядите! Я сейчас достаточно близко от вас нахожусь и больше сорока с небольшим не дал бы вам. В чем секрет?

— Об этом меня спрашивают постоянно, а я рассказываю, что человек должен эволюционировать: быть прекраснее во всём. До 40 лет мы должны насладиться какими-то физиологическими моментами, от 40 до 60 — период зрелости, когда мы приобретаем знания, а после 60 — мудрость. И мудрость делает человека красивым, спокойным.

А где правда в историях с вашими фамилиями Нельсон и Евсеенко? Тоже ведь нет однозначной на этот счет информации. Фамилию Евсеенко, кстати, я сам видел на одном из ваших старых клипов, которые крутили по ТВ в 1990-е.

— Евсеенко — фамилия моего первого мужа, а Нельсон — это больше псевдоним. Хотя эта фишка была распиарена в начале 2000-х, когда журналисты любили сочинять желтые байки.

И тогда они приписали вам мужа-иностранца, как я понимаю?

— Да-да-да. Но я всё время открыто говорю, что это придуманная байка, никакого мужа-шведа не было. Это фамилия, которую я просчитала по кельтской нумерологии, которая принесет мне успех. Действительно, эта фамилия имеет энергетический потенциал влияния на людей. Фамилия же может менять судьбу: в даосизме через какой-то период времени меняют имя-фамилию, чтобы скорректировать свою судьбу и эволюционировать.

У вас, я знаю, внук уже есть…

— Кристоф его зовут. Кристофор, Кристос, Кристофер…

Большой? В школу ходит уже?

— Ну понятие большой-маленький весьма относительно для меня. (Смеется.) В школу ходит. Даже больше можно сказать: бегает. Я стараюсь постоянно поддерживать с ним связь. Даже если меня нет в городе, постоянно звоню, потому что момент воспитания очень важен. Даже просто звонком я могу заложить какое-то зернышко. И я уже вижу те всходы, которые заложила в раннем возрасте. Результат воспитания детей с малого возраста, может, сначала и не заметен, но потом с годами я вижу, что он всё помнит и начинает делать.

Внук — творческий? Сын-то ваш тоже в музыке, как и вы.

— У него, как и у моего сына, много талантов. А когда много талантов, человеку сложно сориентироваться, кем быть. Однако и сын, и внук имеют склонность и к творчеству, и к программированию.

Жизнь после смерти

Хочу процитировать комментарий, написанный в 2021 году под вашим клипом «Сойти с ума». Написал его некий Эржан. «Вот это песня меня заставила жениться в 18 лет на своей однокласснице Наргизке. День и ночь слушали, даже когда занимались взрослыми делами в постели. Сейчас у нас семеро детей, старшему скоро будет 20 лет, младшему — 5 лет. Живем счастливо, профессия — дальнобойщик». А на вас чьи-то песни оказывали такое же сильное влияние?

— Я всегда любила что-то такое, что соприкасается с образами метафизическими. Любила Сандру очень за ее воздушность. Любила такие проекты, как Enigma — между землей и небесами. Сейчас у меня в песнях присутствует такого много: «я буду небом твоим», «я разбила небо»… Опять же «Лестница в небо» (Stairway To Heaven. — Прим. ред.) Led Zeppelin нравится. То есть песни, которые взывают видеть дальше — за грань материального мира. Которые заставляют смотреть наверх — туда, где живут божества. Ведь если человек ходит с опущенной головой, он смотрит в землю. А земля скрывает адские миры. Поэтому смотрите всегда наверх и будьте всегда возвышенными.

Меня всегда вдохновляло, что эта жизнь не единственная: я всегда думаю о последнем дне своей жизни, чтобы красиво перейти в другую мерность. Ведь смерть — это не исчезновение, смерть — это смена мерности.

Что касается песни «Сойти с ума», так я постоянно слышу подобные отзывы типа «мы познакомились под нее с девушкой, а сейчас у нас крепкая семья и здоровые, крепкие дети».

Когда я стала общаться с духовными мастерами, я спрашивала: ну как же мне дальше двигаться, ведь я пою песни с сексуальной подоплекой — о человеческой влюбленности, а хочу петь духовную музыку — о любви к божествам. И мне сказали, что моя роль в этой жизни — выступать перед большой аудиторий, которая приходит на поп-концерты. И люди, наслаждаясь этой энергией, уносят мои высокие вибрации, которые я приобретаю в создании духовной музыки. Мне сказали, что я вообще могу петь песни на любые темы, люди всё равно приходят за моей энергией. И если раньше, когда мы выступали вдвоем с Аленой [в группе Reflex], люди подходили и говорили: «Девчонки, какие вы классные, вы — зажигалки, вы круто выступаете, вы круто танцуете!», то сейчас люди после концерта говорят: «Ирина, какая потрясающая от вас идет энергия».

Кто на вас большее впечатление произвел из мировых звезд и известных персон, с которыми вы знакомы? Вы лично общались с Денни Де Вито, Бараком Обамой, Шоном Пенном, Дитером Боленом… Кто сильнее всех впечатлил?

— Вот по своей человечности и открытости, совершенно без всякого звездного пафоса и налета, впечатлил Денни Де Вито. Я была на одной из вечеринок в особняке Денни Де Вито в Калифорнии. Это совершенно потрясающий огромный дом с большим участком, где собралось много людей из американской элиты, звезд. И жена Денни Де Вито рассказывала о Денни: как у них всё устроено в семье, о его медитациях. Как он во время медитации уснул, упал, разбил себе лоб и ходил с крестом из лейкопластыря на лбу. (Улыбается.) И он, впервые нас [с Вячеславом] увидев, сказал: «А пойдемте я вам покажу мой дом, где я репетирую, — мое самое главное место, сокровищницу». Заводит нас в отдельный домик с небольшой сценой, везде висят портреты голливудских актеров, и говорит, что здесь он репетирует, здесь рождаются все его идеи. А жена Денни Де Вито рассказывает, как он ночью иногда соскакивает [с постели] и говорит: «Дорогая, у меня гениальная идея!» На что она ему: «Я знаю, что ты у меня гений, спи, Денничка, спи, спи» — и укладывает его. (Смеется.) И дома у него огромная коллекция игровых автоматов: он внутри еще ребенок — любит играть в эти автоматы.

Почему у вас появилась потребность написать книгу «Люблю»?

— Это больше не у меня появилась потребность, а известное издательство АСТ предложило написать. На что я сказала: «Да вы что! У меня такая обычная жизнь, ничего особенного. Я не особо люблю публичную жизнь, не особо люблю участвовать в скандальном пиаре, избегаю желтой прессы». На что мне сказали, мол, давайте, мы подскажем, а вы попробуете написать о своей закулисной жизни: какие были смешные, скандальные истории, на кого вы в обиде, кто там вам испортил жизнь и так далее. Ну я села, набросала вариант и поняла, что это чтиво для одного раза. Человек прочитает и потом выбросит это на помойку. А я не хочу, чтобы моя книга была такого характера. Тогда я им (издательству. — Прим. ред.) сказала, что не хочу такое писать, и предложила разорвать контракт. На что мне предложили написать то, о чем я сама хочу.

Я пересмотрела свои старые записки, дневники и поняла: у меня огромное количество информации, которую можно изложить. И книга получилась про историю моей внутренней эволюции, с моими чувствами, философскими мыслями: наполовину о моей жизни, а наполовину — о моем внутреннем мире. Как моя внутренняя девочка-философ смотрела широко раскрытыми глазами на эту жизнь и изучала ее.

До сих пор себя считаю девочкой и живу вне возраста. Я даже иногда не помню, сколько мне лет: для меня это неважно. И никогда истерично не хожу по косметическим салонам. Собственно, вообще никогда не хожу, если честно.

Чем вы занимаетесь сейчас?

— Сейчас мы готовим несколько новых синглов как Reflex. Еще записываю пластинку духовной музыки как Ирина Нельсон. У меня есть духовное имя, и я его как-нибудь потом озвучу. Надеюсь, буду приезжать сюда с поп-концертами, а на второй день давать семинары и исполнять духовную музыку. Вот моя мечта: чтобы люди видели меня в разных проявлениях. Естественно, клипы снимаем на свежие синглы, много делаем ремиксов, много дуэтов делаем. Например, с Кириллом Нечаевым (блогер, музыкант, пародист. — Прим. ред.) хорошо пошел сингл на песню «Первый раз», которую он сделал в медленном варианте.

Последнее: какой вопрос во многочисленных интервью вам не задают, но о чем вы бы сами хотели рассказать?

— Хотелось бы, чтобы люди вышли за грани материализма и задавали мне какие-то глубоко философские вопросы. Ведь я как человек, практикующий 22 года духовные практики, могу ответить на многие очень глубокие вопросы. Но меня мало спрашивают о таком. Хотя у меня есть круг поклонников, которые приходят на мои йога-семинары и задают вопросы, на которые мне интереснее отвечать. Говорить за жизнь — ну это уже как бы… (Улыбается.) Хочется дальше — за грань этой материалистичности: там еще есть ой-ей-ей сколько интересного! И когда основная масса людей поймет, что смерти нет…

То есть жизнь после смерти есть?

— Конечно! Конечно! И она намного многограннее, интереснее. Там только всё начинается. Здесь — некая школа, где мы проходим первое испытание. Прийти в эту жизнь и воплотиться в теле человека — огромное достижение, это — миллионы прожитых жизней, начиная от минералов и заканчивая высшими формами животного мира. Оказаться в форме человека — величайший шанс для того, чтобы двигаться дальше. А многие этого не ценят, не понимают, не знают и не хотят знать, что самое интересное.

Текст: Илья Калинин
Фото: Алина Скитович
Источник: НГС